S5 MP3 Player - плагин joomla Mp3

  Античная эпоха оставила особенно глубокий след в истории европейской цивилизации. В годы, когда большая часть населения Европы пребывала в состоянии варварства, в городах Балканского полуострова, Малой Азии, на островах Эгейского моря закладывались основы будущей культуры небольшим, но способным народом эллинов. Древнегреческие философы и общественные деятели, поэты и драматурги, зодчие, скульпторы, художники положили и начало европейской культуры. Детством человечества, порой ослепительно солнечным, иногда таинственным, воспринимается античная эпоха, памятники которой до сих пор оказывают огромное художественное воздействие.

  Эллину был чужд ограничивающий способности узкий профессионализм. Прославленный скульптор мог построить храм, написать ученый трактат, создать прекрасную фреску. Умение выражать чувства различными художественными способами - в архитектуре, скульптуре, живописи, поэзии, музыке - было свойственно человеку этой далекой от нас эпохи в большей степени, нежели в последующие века европейской истории. Насколько глубоко люди того времени сознавали свои возможности и ценили высокое значение искусства и силу художника, создавшего из грубого материала волнующие произведения, свидетельствуют строки древнего поэта Овидия:

То, что названье теперь носит статуй работы Мирона,

Грубых бесформенных тел некогда груда была.

Чтоб получилось кольцо, надо золото прежде расплющить;

Ваша одежда была шерсти нечистым комком.

Камень нетесаный стал теперь изваяньем Венеры,

Что выжимает власы, выйдя нагая из волн.

  Древним грекам были известны различные виды искусства. Всемирно прославлены их величественные храмы, трудно назвать человека, который бы не восхищался пропорциями в рисунках на греческих вазах. Но особенно было присуще эллинам пластическое воплощение чувств. Даже в сложных архитектурных сооружениях греков прежде всего выступает их пластическая основа. Философское понимание мира приобретало тогда особенную пластическую конкретность в мифологических образах, в метких афористических высказываниях. Менее всего была свойственна эллинам отвлеченность мышления, захватившая позднее сознание их европейских потомков. Слова Л. Н. Толстого о Гомере вполне приложимы к памятникам эллинского искусства вообще: "Это вода из ключа, ломящая зубы, с блеском и солнцем и даже с соринками, от которых она кажется еще чище и слаще".

  Недосягаемой вершиной воспринимаются творения классических скульпторов - Мирона, Поликлета, Фидия, или прекрасные здания афинского Акрополя. Однако не менее значительные памятники были созданы и в другие периоды эллинской культуры.

   Различают несколько этапов в истории древнегреческого искусства. В крито-микенский, или эгейский, период (III-II тысячелетие до н. э.) достигает расцвета не только искусство мастеров критского государства, но могучей силой оказывается творческая активность ахейских племен на Балканском полуострове. От XI до VIII века до н. э. продолжается период, называемый условно гомеровским, характеризующийся широким распространением керамики и мелкой пластики геометрического стиля. Архаическая эпоха, приходящаяся на VII-VI века до н. э., была временем возникновения самостоятельных городов-государств на Балканском полуострове и бурного развития искусства. Классический период охватывает V и IV века до н. э. В его пределах различают раннюю классикy - первую половину V века до н. э., высокую классику - третью четверть V века до н. э. и позднюю классику - IV век до н. э. На поздний период греческого искусства III-I веков до н. э. - эпоху эллинизма - приходится сильная эллинизация культуры народов, живших в бассейне Средиземного моря.

  Греческое искусство было далеко не однородным в различных областях античного мира. Художники ионической школы, работавшие в городах Малой Азии и на островах Эгейского моря, создавали памятники, непохожие на те, что появлялись в мастерских дорических городов - Аргоса, Сикиона, Спарты. Своеобразные художественные произведения возникали в среде аттических скульпторов, вазописцев и зодчих. Эти отличия были свойственны мастерским, по существу близким территориально друг к другу. А между тем памятники эллинского искусства можно найти в различных районах Европы, отделенных десятками тысяч километров: в Испании и Средней Азии, в Африке и на северных берегах Черного моря.

  Древние греки создали в полном смысле слова новую культуру. Им были знакомы достижения науки и искусства народов Востока - египтян, финикийцев, ассирийцев, и все же они пошли своим путем как в области новых социально-политических образований, так и в отношении художественно-эстетических взглядов на мир.

Культура и искусство эллинов всегда привлекали внимание людей, для которых они были уже историей. В средневековье, в эпоху Возрождения, в столетия нового времени художники видели в искусстве древних греков прекрасный образец, неиссякаемый источник чувств, мыслей, вдохновения. Во все времена человек со свойственной ему пытливостью стремился проникнуть в тайну совершенства древнегреческого искусства, разумом и чувством стараясь постичь сущность эллинских памятников.

"Надобно переселиться в век Гомера, сделаться его современником, жить с героями и царями-пастырями, чтобы хорошо их понимать. Тогда Ахиллес, который на лире воспевает героев и сам жарит баранов, который свирепствует над мертвым Гектором, и отцу его, Приаму, так великодушно предлагает и вечерю и ночлег у себя в куще, не покажется нам лицом фантастическим, воображением преувеличенным, но действительным сыном, совершенным представителем великих веков героических, когда воля и сила человечества развивалась со всей свободой... Тогда мир, за три тысячи лет существовавший, не будет для нас мертвым и чуждым во всех отношениях".

  После покорения дорянами ослабевших в Троянской войне ахейских племен следует гомеровский период в истории древнегреческого искусства (XI-VIII вв. до н. э.), характеризующийся патриархальностью быта, раздробленностью мелких хозяйств и примитивностью начинавшей формироваться культуры. От этого времени почти не осталось памятников зодчества, так как материалом служили в основном дерево и необожженный, но лишь высушенный на солнце кирпич-сырец. Представление об архитектуре у ее истоков могут дать лишь плохо сохранившиеся остатки фундаментов, рисунки на вазах, терракотовые погребальные урны, уподобленные домам и храмам, и некоторые строки гомеровских поэм:

Друг, мы, конечно, пришли к Одиссееву славному дому,

 Может легко он быть узнан меж всеми другими домами:

 Длинный ряд горниц просторных, широкий и чисто мощеный

 Двор, обведенный зубчатой стеною, двойные ворота

 С крепким замком, - в них ворваться насильно никто не помыслит.

Создавались в ту эпоху и редкие памятники скульптуры, простые по формам и небольшие по размерам. Особенно же широкое распространение получило украшение сосудов, к которым древнейшие греки относились не только как к необходимым в быту предметам.

В формах и рисунках ваз, возникших до IX века до н. э., выступала несложность выражения чувств создавших их людей. Сосуды обычно покрывались орнаментами в виде простейших фигур: кругов, треугольников, квадратов, ромбов. С течением времени узоры на сосудах усложнялись, разнообразными становились их формы. В конце IX - начале VIII века до н. э. появились вазы со сплошным заполнением поверхности орнаментами. Тулово амфоры из мюнхенского музея прикладного искусства разделено на тонкие пояса - фризы, расписанные геометрическими фигурами, как кружево лежащими на сосуде. Древний художник решился показать на поверхности этой амфоры помимо узоров - животных и птиц, для которых он выделял особые фризы, расположенные один в верхней части горла, другой в самом начале тулова и третий-около днища. Принцип повтора, свойственный ранним ступеням развития искусства разных народов, выступает и у греков в керамических росписях, вазописец здесь использовал, в частности, повтор в изображении животных и птиц. Однако даже в несложных композициях на горле, тулове и у днища заметны различия. У венчика - лани спокойны; они мирно пасутся, пощипывая траву. В том месте тулова, где начинается подъем ручек и форма сосуда резко изменяется, животные показаны иначе - будто в тревоге они повернули головки назад, встрепенулись. Нарушение плавного ритма контурной линии сосуда нашло отзвук в изображении ланей.

  К VIII веку относится дипилонская амфора, служившая надгробным памятником на кладбище Афин. Выразительны ее монументальные формы; широко массивное тулово, гордо поднимается высокое горло. Она кажется не менее величественной, чем стройная колонна храма или статуя мощного атлета. Вся поверхность ее разделена на фризы, в каждом из которых свой узор, с часто повторяющимся меандром различного типа. Изображение животных на фризах подчинено здесь тому же принципу, что и на мюнхенской амфоре. На самом широком месте представлена сцена прощания с умершим. Справа и слева от покойного- плакальщики с заломленными над головой руками. Скорбность рисунков на вазах, служивших надгробиями, предельно сдержанна. Суровыми кажутся представленные здесь чувства, близкие тем, что испытывал Одиссей, слушавший волнующий рассказ плачущей и еще не узнавшей его Пенелопы:

"Но как рога иль железо, глаза неподвижно стояли

В веках. И воли слезам, осторожность храня, не давал он!"

  В лаконизме росписей Х-VIII веков формировались качества, развившиеся позднее в пластически сочных формах греческого искусства. Эта эпоха была школой для греческих художников: строгой четкости рисунков геометрического стиля обязаны сдержанной гармоничностью образов архаика и классика.

  В геометрическом стиле проявлялись эстетические чувства народа, начинавшего путь к вершине цивилизации, создавшего впоследствии памятники, затмившие славу египетских пирамид и дворцов Вавилона. Решительность и внутренняя собранность эллинов в тот период находили отзвук в предельном лаконизме росписей с неумолимым ритмом, четкостью и резкостью линий. Условный характер изображений, упрощенность форм - результат не изощрения, но стремления выразить графическим знаком общее понятие какого-либо вполне определенного предмета реального мира. Ограниченность такого принципа изображения - в отсутствии конкретных, индивидуальных черт образа. Ценность его в том, что человек на ранней ступени развития начинает вносить в мир, кажущийся еще непонятным и хаотическим, элемент системы, упорядоченности. Схематические образы геометрики будут насыщаться в дальнейшем все большей конкретностью, но греческие художники не утратят достигнутого в этом искусстве принципа обобщения. В этом отношении росписи гомеровского периода - первые шаги в развитии античного художественного мышления.

  В аттическом искусстве, представленном дипилонскими вазами, счастливо сочетаются формы, вырабатывавшиеся веками в различных областях Греции - на островах, в дорических центрах, в Беотии. В Аттике создаются особенно красивые сосуды с росписями многоречивыми, живыми. В Аргосе композиции предельно лаконичны, в Беотии экспрессивны, на островах Эгейского моря нарядны. Но для всех художественных школ, своеобразие которых намечается уже в гомеровский период, и в особенности для аттической, характерны общие качества - нарастание интереса к человеческому образу, стремление к гармоничному соответствию форм и четкости композиции.

  В скульптуре геометрического стиля не меньше своеобразия, чем в вазописи. Мелкая пластика украшала керамику, когда изготовленные из глины или бронзы фигурки животных крепились на крышках сосудов и выполняли роль ручек. Существовали и не связанные с сосудами статуэтки культового характера, которые посвящались божествам, ставились в храмы или предназначались для могил. Чаще всего это были исполненные из обожженной глины фигурки с только намеченными чертами лица и конечностями. Лишь иногда скульпторы брались за сложные задачи и решали их довольно оригинальными методами своего стиля. В большинстве своем геометрические статуэтки предназначаются для созерцания в профиль и кажутся плоскостными, подобными изображениям на вазах. Огромное значение в них имеет силуэт, лишь позднее начнет пробуждаться интерес мастера к объему. Элементы пластического понимания мира художником только намечаются.

В скульптуре геометрического стиля еще редки такие произведения сюжетного характера, как хранящееся в Метрополитен-музее Нью-Йорка бронзовое изображение кентавра и человека, рассчитанное на восприятие сбоку. Однако уже здесь отчетливо можно наблюдать то, что проявится позднее в греческой архаике, - обнаженность мужской фигуры, подчеркнутая мускулатура бедер, плеч.

Во второй половине VIII века до н. э. в геометрическом стиле появляются черты, свидетельствующие об отказе от его строгих правил. Наблюдается желание показать фигуру человека, животного, различные предметы не схематично, но более живо. В этом можно видеть начало отхода от условности росписей и скульптур. Постепенно греческие мастера переходят к образам более полнокровным, жизненно конкретным. Уже на закате геометрического стиля наметились первые признаки того процесса, который от условности форм ранней античности в геометрическом стиле приведет к предельной конкретности воспроизведения мира в памятниках поздней античности. С возникновением более зрелых представлений человека о мире появляется потребность не схематического, но детального изображения, ведущая к кризису геометрического стиля и появлению новых форм в памятниках архаического периода VII-VI веков до н. э.